Пресса о нас

Обзор CNews: Рынок инженерных и ИТ-систем. Векторы развития 2015

04 Июня 2015

Дмитрий Чернов: Кризис не повлиял на рынок ЦОД

От чисто сырьевой модели, которой является аренда оборудования, российские дата-центры будут двигаться в сторону SaaS — более маржинального продукта, убежден Дмитрий Чернов. Он рассказал CNews, как российский рынок ЦОД чувствует себя в кризис.

CNews: Как новые экономические условия сказались на рынке дата-центров?

Дмитрий Чернов: По моим наблюдениям, кризис на рынок ЦОД не повлиял. Рынок развивается стабильно, заметных колебаний не наблюдается. Введение закона о том, что персональные данные должны храниться в России тоже существенно не отразится на отрасли. Даже если сделать грубую оценку, что на одного человека приходится 1 мегабайт персональных данных, то для 100 миллионов потребуется совсем незначительное количество стоек.

Наш рынок как таковой сложился: есть точное понимание продуктов, целевой аудитории и стратегии продаж. В зависимости от выбранной стратегии ЦОДы выстраивают свою инфраструктуру. Самый сложный сегмент, на мой взгляд, – IaaS, потому что потребители здесь очень разнообразны, сама услуга имеет много вариантов, необходимо не только четко позиционировать свой товар, но и показывать, как им пользоваться. В IaaS основным сдерживающим фактором были именно технологии. Сейчас они очень сильно продвинулись и позволяют снизить потребность компаний во внутренних ИТ. SaaS многие заказчики продолжают побаиваться.

CNews: Как кризис сказался на деятельности вашей компании?

Дмитрий Чернов: Конечно, некоторые корректировки в связи с кризисом произошли, потому что мы вынуждены тратить достаточно большие деньги на техническую поддержку от производителей. В общем бюджете денег на развитие в этом году стало меньше, но это не значит, что мы остановили свои проекты. Скорее мы притормозили некоторые новые идеи. Эффективные направления, наоборот, расширяем за счет сжатия бюджета менее приоритетных. Мы не планируем увеличивать штат. Стараемся сократить расходы, привязанные к иностранной валюте, хотя полностью отказаться от них мы объективно не можем.

CNews: Тем не менее «Электронная Москва» активно развивает SaaS.

Дмитрий Чернов: В любом продукте, чем глубже уровень переработки, тем он более прибылен. Любой ЦОД от чисто сырьевой модели, которой является co-location, развивается в сторону более доходных и высокоуровневых продуктов — к ним относится и SaaS, когда пользователь ничего, кроме веб-интерфейса, не получает. Для любого владельца ЦОДа это мечта, чтобы никто не ходил по его дата-центру, не выгораживал стойки, не требовал входов и выходов, а просто получал услугу дистанционно. Прекрасный вариант. Это естественное желание увеличить уровень переработки. Если можно было бы зарабатывать много на co-location, все бы это делали. Но интеллектуальные продукты маржинальнее, а это SaaS.

У нас есть несколько собственных продуктов, которые мы предлагаем как SaaS. Например, система массовой выдачи сертификатов проверки ключей электронной подписи или проект «Дома Москвы». Здесь мы выступаем и как SaaS-провайдер, и как разработчик, то есть мы создаем сервис, тиражный продукт, программируем его и предлагаем заказчику готовое решение. Сейчас у нас четыре крупных SaaS-проекта.

Наша задача предоставить заказчику конкретную услугу, ограждая его от всех технических вопросов. Например, чтобы получить электронную подпись, если вы работаете в каком-либо департаменте Москвы, вам просто нужно прийти к своему начальнику, он подписывает электронное заявление, выдает вам USB-носитель для ключей электронной подписи. Вы его вставляете в компьютер, заполняете форму и получаете инструмент для работы. Откуда он взялся? Как устроен? Каким путем регулируется? Этими вопросами пользователь не озадачен.

Плюс SaaS и для нас, и для заказчика состоит в том, что мы не согласовываем целыми днями технические задания, не пытаемся понять, сколько будет стоить разработка. SaaS эту очень часто бессмысленную тяжбу между подрядчиком и заказчиком убирает. Нет необходимости формулировать техническое задание для конкурса на два года вперед, описывая все интерфейсы, которые нужно сделать, принимая его буква за буквой. В результате ведь не ТЗ нужно, а конкретная услуга. Она у заказчика есть. Мы называем цену и сообщаем об обновлениях. Мы – SaaS-провайдер. У нас есть собственная стратегия развития продукта.

CNews: Насколько сложно поменять SaaS-провайдера?

Дмитрий Чернов: Это одна из самых больших проблем. Перевод сервиса на Exchange из одного ЦОД в другой еще можно себе представить, скажем, как копирование ящиков из точки А в точку Б. А вот если вы захотите перенести почту с Exchange, например, на Communigate, то приготовьтесь к тому, что это будет достаточно сложная и дорогостоящая операция. Хотя, по сути, вся информация внутри SaaS принадлежит заказчику.

Было бы интересно, если бы разработчики сами готовили себя к IaaS — приходили и говорили «у нас есть действующее SaaS-решение, мы вам его передаем, а с вашей стороны просим реализовать авторизацию, облако, оборудование, защиту и так далее». У нас есть положительный опыт собственной разработки, но он не очень большой, и мы точно не можем охватить все сферы. Но мы готовы принимать на обслуживание приложения от заказчиков.

CNews: Как тенденция к импортозамещению повлияла на вашу работу?

Дмитрий Чернов: Когда в ИТ мы говорим об импортозамещении, то имеем в виду замещение крупнейших монополистов и уход от достаточно жесткого диктата с их стороны. Это даже не столько политическая задача, сколько вопрос свободы. Мы все прекрасно понимаем, что инфраструктура, построенная на решениях одного производителя, — это крючок, с которого никуда не денешься, потому что переход на другое оборудование повлечет чудовищные затраты.

Есть целые отрасли, где исчезла борьба за доли рынка, и в этом смысле замещение очень полезно, оно позволит подрасти конкурентам. Конечно, можно войти в вендорскую инфраструктуру и жить в ней вечно, но этот путь постепенно ведет к стагнации. Специалисты при таком подходе теряют квалификацию. Там, где исчезает конкуренция, становится плохо. А в ситуации политического кризиса такая зависимость — дополнительный рычаг давления.

Мне нравится идея ПО с открытым кодом. Мы всегда пользовались свободным софтом. Это даже не импортозамещение, а скорее уход от проприетарных компаний, пытающихся диктовать нам свои правила. Мы стремимся здесь к разумному компромиссу.

С другой стороны, избегать решений с надписью «сделано не у нас» нельзя. Масса российских софтверных компаний, которые хотят выйти на мировой рынок, по объективным причинам рано или поздно уезжает в Калифорнию. РЖД говорит о том, что внедряет CommuniGate — решение вроде бы и российское, но компания-разработчик зарегистрирована в США. Компания переехала, потому что точка выхода на мировой рынок находится там.

Импортозамещение и борьбу с монополизмом я горячо поддерживаю, коллеги не дадут соврать. У нас в работе несколько специальных проектов по импортозамещению в области программного обеспечения. Например, сейчас мы развиваем проект Luwrain (Люрейн), главной целью которого является разработка и реализация технологии, позволяющей людям с ограниченным или отсутствующим зрением использовать компьютер и современные информационные сервисы. Решение не требовательно к аппаратным ресурсам и использует полностью открытый исходный код.

Источник: http://www.cnews.ru/reviews/new/infrastructure2015/interviews/dmitrij_chernov_1/